Справки по телефону (843) 236-73-65



«Златоокая» певица из Абхазии

27.03.2014

27 марта 2014 года в Государственном Большом концертном зале имени С. Сайдашева состоялся концерт народной артистки России и Абхазии Хиблы Герзмава.
Он был запланирован на 5 марта, но по состоянию здоровья певица выступить не смогла. Однако уже 18 марта она пела в Москве, где в Большом зале Московской консерватории проходил XIII музыкальный фестиваль «Хибла Герзмава приглашает...».
За 13 лет существования фестиваль впервые был организован в российской столице. До этого он проводился на родине певицы, в Абхазии, где по праву считается одним из самых значительных музыкальных событий.
 
За эти годы гостями фестиваля становились знаменитые музыканты, звезды Мариинского и Большого театров, лучшие оркестры и дирижеры. Государственный симфонический оркестр Татарстана под управлением Александра Сладковского принимал участие в этом фестивале впервые. Вместе с Государственной академической хоровой капеллой имени А.А. Юрлова (художественный руководитель Геннадий Дмитряк) и солистами: Хиблой Герзмава (сопрано), Еленой Манистиной (меццо-сопрано), Евгением Акимовым (тенор) и Михаилом Казаковым (бас) казанские музыканты исполнили «Реквием» Джузеппе Верди (Messa da Requiem). Всего на сцене Большого зала консерватории находилось в этот момент более 200 музыкантов. За дирижерским пультом стоял Александр Сладковский.

Как сообщает пресс-служба оркестра, публика, среди которой было немало известных персон, по окончании «Реквиема» аплодировать начала не сразу: несколько мгновений зал выдержал тишину, словно отдавая дань гениальности произведения и таланту исполнителей, а затем взорвался аплодисментам. Артистов вызывали на бис 5 раз.

И вот теперь концерт в Казани…

Сказать, что он прошел с успехом, значит ничего не сказать. Успех был оглушительный, если можно так сказать по этому поводу. И дело не только в том, что слушатели, как и в Москве, не жалели ладошек, что они приветствовали исполнителей стоя, и на этот раз почти никто не ушел из зала, пока не стало понятно, что всё – праздник закончился.

Уже дома я поймала себя на мысли, что не хочу ложиться спать – чтобы в ушах не исчезла божественная музыка, навеянная концертом. А ведь многие сочинения, включенные в программу, мне были не знакомы.
Как журналист, я фиксирую успех по зримым приметам, доступным глазу. В последнее время во время концертов мы зачастую видим слушателей на двух балконах, находящихся над сценой. Так что их заполненность на концерте Хиблы Герзмава меня не удивила. Но чтобы зрители сидели на сцене!.. Чтобы десятки людей стояли!.. Такое не помню, когда видела, хотя в последнее время аншлаг на симфонических концертах – явление обычное. Стояли не только на балконе – там всегда терпимо относятся к тем, кто покупает входной билет. В основном это студенты консерватории и музыкального колледжа. На этот раз разрешили стоять в партере. Такого вообще не бывает!
Все это не могла не видеть наша гостья. При всем том, что Хибла Герзмава знает себе цену, пела на самых престижных концертных площадках мира, она с самых первых минут появления на сцене дала понять, что любит каждого сидящего и стоящего.

Хотела повторить вычитанное где-то и назвала Хиблу Герзмава оперной дивой, а потом убрала это клишированное словосочетание. Потому что это не дива вовсе. В ее общении с музыкантами, с залом было столько искренности и непосредственности, что грань между сценой и публикой исчезла совсем. Чувствовалось, что певице нравится петь в этом зале, ей нравится оркестр… Когда мы аплодировали ей, она аплодировала оркестру.
 
Это и в самом деле был прекрасный творческий союз. Симфонический оркестр, который в этом концерте имел свою, довольно большую партию, звучал потрясающе. Он был послушен не жесту, а взгляду своего дирижера, и было видно, какой благодарный отклик это находит у Александра Сладковского.
Энергетика вдохновения, несомненно, присутствующая в этот вечер на сцене (оркестр и певица нашли общий язык не здесь и сейчас, а уже давно), передавалась залу. Овации, более характерные финалу концерта, когда публика умоляет таким образом сыграть или спеть на бис, звучали практически после каждого номера. Аплодисменты были и после каждой из четырех песен Рихарда Штрауса, хотя их представили как цельное сочинение.

Не думаю, что в зале сидела публика, не искушенная в манерах поведения на симфоническом концерте. Просто восторг был столь силен, что люди не могли его сдержать. А что творилось, когда концерт подошел к концу… Это трудно передать словами. Зал был един в выражении чувства признательности. И певица радовалась, как дитя, видя такое обожание.

«Когда приезжаешь к друзьям и маэстро Сладковскому, это всегда особый праздник, — сказала  Хибла Герзмава после концерта. — Есть и еще один повод для радости у меня здесь: мой педагог Карлен Явриян живет здесь в Казани с семьей и учит детишек. Я всегда с удовольствием приезжаю в Казань, потому что у вас потрясающая публика и потрясающий оркестр!»

Хибла Герзмава исполнила во время концерта 7 произведений. В программе, опубликованной ниже, они названы, повторять не имеет смысла.

Впрочем, нельзя не отметить арию Лючии «Regnava Nel Silenzo» из оперы «Лючия ди Ламмермур» Доницетти. Благодаря спектаклю Татарского академического театра оперы и балета имени М. Джалиля мы слышали уже несколько разных Лючий, в том числе Альбину Шагимуратову. Надо благодарить Бога, что он дает нам разные индивидуальности такой силы таланта.

На бис прозвучали еще 3 сочинения: «Я Вас люблю» Куртиса, «Букет цветов из Ниццы» Будея и дуэт Церлины и Дон Жуана из одноименной оперы Моцарта, который Хибла Герзмава спела с Георгием Андгуладзе. В ходе концерта под аккомпанемент гитары он исполнил Серенаду Дон Жуана.

Публика, пришедшая на Хиблу Герзмава и не подозревавшая о встрече с певцом, оценила его голос, а в дуэте – и драматические способности. Не знаю, как другие, а я пожалела, что Георгий Андгуладзе не исполнил еще что-нибудь. Не удивлюсь, если это еще одна веточка на древе известных оперных певцов из Грузии —  Давида и Нодара Андгуладзе.

Еще несколько слов об этом концерте. Симфонический оркестр исполнил две увертюры: к опере «Дон Жуан» Моцарта и опере «Норма» Беллини, а второе отделение начал с сочинения крупной формы – Симфонической поэмы для оркестра «Смерть и просветление» (Tod und Verklärung, op. 24) Рихарда Штрауса, написанной в 1948 году.

Как объявили, исполнение этого сочинения было посвящено памяти заслуженного работника культуры Республики Татарстан Зульфиры Салеховой. Мало кто в зале знал, о ком идет речь, поскольку Зульфира Якубовна, музыковед по профессии, не была публичным человеком. С 2001 года она возглавляла отдел профессионального искусства и художественного образования Министерства культуры РТ, а до этого работала в Казанской консерватории, изучала творчество композитора Назиба Жиганова, и благодаря ей мы имеем серию интервью о нем корифеев музыкального искусства нашей страны.

Зульфира Салехова умерла в феврале нынешнего года на 56-м году жизни. Для тех, кто ее знал, в том числе для меня, это была очень неожиданная утрата.

Посвящение исполнения, да еще такого философски значимого сочинения конкретному человеку – факт, который дорогого стоит. Значит, Зульфира Якубовна сделала для симфонического оркестра республики нечто такое, что осталось в памяти музыкантов и их художественного руководителя. И в этот вечер ее фамилию узнали все сидящие в зрительном зале. Воистину «Смерть и просветление»…

Любовь АГЕЕВА

Снимки предоставлены пресс-службой симфонического оркестра

 



Все публикации
28 Четверг
Май / 2020



Подписаться на новости:


 
 

Государственный
симфонический
оркестр
Республики
Татарстан
420015, Республика Татарстан
г.Казань, ул.Гоголя, 4

Тел / факс: (843) 236-73-65

Оркестр
Афиша
Пресса
Фото
Медиа
Контакты




Александр Сладковский и ГСО РТ - артисты SONY Music Entertainment Russia
Александр Сладковский и ГСО РТ - артисты SONY Music Entertainment Russia


Сайт после Fantasy Technology
переделал Выдр